Блеск и красота шпионажа

Фото предоставлено пресс-службой «Первого канала»

Фото предоставлено пресс-службой «Первого канала»

В годовщину казни Маты Хари «Известия» вспоминают самых известных женщин «золотого века» мирового шпионажа

15 октября 1917 года во Франции по обвинению в шпионаже в пользу Германии была казнена Мата Хари — танцовщица, куртизанка, шпионка и двойной агент. Перед расстрелом она отказалась от полагавшейся приговоренным повязки на глаза. Оказавшись лицом к лицу с расстрельной командой, Мата Хари послала воздушный поцелуй — по одной версии, расстреливавшим ее солдатам, по другой — присутствовавшему там же адвокату, а по совместительству ее последнему любовнику.

Увековеченная во множестве книг и фильмов, Мата Хари стала одной из известнейших женщин-шпионок в мировой истории. Но далеко не единственной. XX век, с его увлечением роскошными нарядами и красивой жизнью, бурлившей на фоне войн, перекраивающих карту мира, вывел в свет целую плеяду женщин, главным оружием которых в борьбе за информацию стали их красота и любовь.

Кодовое имя Н-21

Мата Хари не умела танцевать. Об этом неоднократно заявлял ее первый муж, голландский офицер. Это косвенно подтверждала и она сама, приписывая свой успех тщательно продуманной легенде, а также решению выступать практически обнаженной. Когда в 1905 году она, то ли сбежав от мужа, то ли просто покинув его после развода, прибыла в Париж под своим настоящим именем и практически без денег, у голландки Маргареты Гертруды Зелле не было иного выхода, кроме как произвести впечатление на искушенную публику, и ей это удалось.

В 1895 году, в 18 лет, она по объявлению вышла за капитана Рудольфа Мак-Леода. Брак оказался неудачным, однако вместе с мужем будущая Мата Хари несколько лет прожила в Индонезии, где активно занималась изучением местных традиций, чтобы отвлечься от семейных неурядиц. Эти знания она позднее использовала, чтобы создать знаменитый образ экзотической принцессы — исполнительницы восточных танцев. На волне охватившей тогда Старый Свет моды на экзотику образ пользовался невероятным успехом — к началу Первой мировой войны она была известной артисткой и успешной куртизанкой, среди поклонников которой были высокопоставленные политики и офицеры. Но Мата Хари была полезна не только своими связями. С началом войны Нидерланды объявили нейтралитет и она, обладательница голландского паспорта, могла свободно перемещаться между разделенными линией фронта Германией и Францией.

Фото: womie.ru

Фото: womie.ru

Когда и как ее завербовала немецкая разведка, точно неизвестно. Зато известно, что ей было присвоено кодовое имя H-21, а в 1916 году французские контрразведчики получили первые данные о ее шпионаже в пользу Германии. После этого Мата Хари была перевербована (не исключено также, что она сама предложила французской разведке свои услуги, оценив их в миллион франков). С небольшой миссией она была отправлена в Испанию, где французы перехватили немецкую радиограмму, из которой следовало, что «агент Н-21» продолжала работать на немцев — возможно, немцы специально выдали противнику раскрытого агента. После этого она была арестована и, несмотря на старания адвоката Маты Хари, который встал перед судом на колени, приговорена к расстрелу.

Многие историки считают, что в реальности эффект от работы Маты Хари и для немцев, и для французов был минимален, однако даже если это было так, она исполняла свою роль с невероятным шиком — до самого конца. В 1934 году, спустя 17 лет после ее гибели, журнал The New Yorker посвятил истории Маты Хари статью. В день казни она была одета в «изящный костюм, сделанный на заказ специально для этого случая, и пару новых белых перчаток», особо подчеркивалось в тексте.

Женщина любимая и любящая

Мария Закревская-Бенкендорф-Будберг, гражданская жена Максима Горького и Герберта Уэллса, дипломат, баронесса, которую англичане подозревали в работе на немецкую разведку и ОГПУ, ОГПУ — в сотрудничестве с англичанами и немцами, а Германия, соответственно, — в работе на разведки СССР и Великобритании.

Фото: subscribe.ru ​​​​​​​

Фото: subscribe.ru
​​​​​​​

Аристократка, жена дипломата Ивана Бенкендорфа, до революции она вместе с мужем жила в Берлине и в Эстонии, где у Бенкендорфа был родовой замок. После того как ее мужа убили собственные крестьяне, Мария переехала в Петроград, где завела роман с английским дипломатом Локкартом (в будущем — главой британского комитета, ведавшего пропагандой и внешней разведкой в годы Второй мировой). В 1918 году Локкарт оказался в центре скандала о «заговоре трех послов» и были выслан из страны по обвинению в попытке организации государственного переворота. Мура, как звали ее близкие, была арестована вместе с ним, но позднее неожиданно выпущена. По одной из версий, именно тогда она могла быть завербована советской разведкой.

Вскоре после этого Мария Будберг стала сначала секретарем, а затем и гражданской женой Горького, который был старше ее на 24 года. Она провела с писателем все годы его заграничной жизни, однако когда в 1933 году Горький собрался вернуться в Россию, Мура за ним не последовала. Она переехала в Лондон, где стала гражданской женой писателя Герберта Уэллса, с которым была знакома еще с 1914 года. Вместе с ним она оставалась до самой смерти писателя в 1946 году.

«Она была в первую очередь женщина любимая и любящая», — вспоминал о ней позднее директор архива А.М. Горького Владимир Барахов.

Поводом для обвинений Муры в шпионаже стали частые переезды, тесные отношения с влиятельнейшими людьми своего времени, оставленная ЧК без последствий связь с Локкартом, а также опубликованные британской разведслужбой MI-5 архивные документы, в которых говорится о том, что проживающая в Лондоне баронесса может быть шпионкой советского правительства. Однако если эти обвинения и имели под собой основания, Мария Будберг оказалась счастливее многих своих коллег — ни до, ни после ее смерти в 1974 году они так и не были подтверждены.

«Курский соловей» на службе в Париже

Дочь крестьян из Курской губернии, исполнительница русских романсов Надежда Плевицкая поднялась к зениту славы накануне Первой мировой — в 1909 году ее заметил на Нижегородской ярмарке известный оперный певец Леонид Собинов и привез в Петербург. Вскоре Плевицкая уже пела при дворе — при этом Николай II, назвавший ее «курским соловьем», слушая Плевицкую, опускал голову и плакал, а императрица Александра Федоровна за вдохновенное пение подарила ей бриллиантовую брошь. После революции Плевицкая вместе с мужем, белогвардейским генералом Николаем Скоблиным, переехала в Париж, где в 1930 году ее завербовали сотрудники ОГПУ: пользуясь тем, что певица активно гастролировала по Европе, ее муж собирал необходимую информацию в эмигрантских кругах.

Фото: wikipedia.org

Фото: wikipedia.org

В 1937 году, пытаясь поставить Николая Скоблина во главе влиятельнейшей эмигрантской организации, Русского общевоинского союза (РОВС), НКВД при содействии Скоблина и Плевицкой похитило в Париже возглавлявшего союз генерала Евгения Миллера. После этого Скоблин бежал из страны и позднее скончался в Испании при невыясненных обстоятельствах. Плевицкая была осуждена на 20 лет каторги и скончалась во французской тюрьме в 1940 году — вскоре после того, как Франция была оккупирована Германией.

Танцовщица с орденом Почетного легиона

Еще одной женщиной, поставившей свою сценическую славу на службу разведке, стала американо-французская танцовщица Жозефина Бейкер. Начав свою карьеру в 1920-е годы в США, к 1930-м она переехала в Париж. Именно в ее исполнении публика французской столицы впервые увидела танец чарльстон.

Накануне войны Жозефина Бейкер блистала в кабаре «Фоли-Бержер», а после оккупации Франции начала работать на французскую разведку — благо известность и обаяние делали ее желанной собеседницей для немцев, японцев и итальянцев. Полученные от них данные Бейкер записывала на партитурах невидимыми чернилами.

После освобождения Франции танцовщица была награждена медалями Сопротивления и Освобождения, знаком Военного Креста и в 1961 году — орденом Почетного легиона. В годы войны она также была произведена в лейтенанты и получила удостоверение летчика. После смерти Жозефины Бейкер в ее честь был назван кратер на Венере.

«Мать» женщин-ниндзя

Но шпионаж стал женской профессией задолго до наступления XX века. Еще в XVI веке жена японского самурая Мотидзуки Тиёме поставила подготовку женщин-шпионок на поток. По заданию дяди своего мужа, крупного военачальника Такэдоя Сингэна, она открыла в деревне Надзу пансион, в который под видом благотворительности принимала осиротевших девочек. Однако вместе с базовым образованием ее воспитанницы получали представление и о других предметах — например, о том, как извлекать информацию любыми доступными им способами, а также, по некоторым данным, занимались боевыми искусствами.

Мотидзуки Тиёме часто приписывают создание первой школы, готовящей женщин-ниндзя, однако на деле ее воспитанницы занимались в первую очередь тем, что собирали необходимую военачальнику Сингэну информацию, беспрепятственно путешествуя по стране по видом гейш, гадалок и актрис.

источник: ИЗВЕСТИЯ

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Только у нас

Елена Теслова: путь от нацизма до службы Эрдогану
"Арийский" выбор турецкого информагентства. В ходе трансляции прошедшей 7 декабря пресс-конференции Владимира Путин...
Актер Пашинин: От нацпартии Соловья к апологии Майдана и карателей (ФОТО, ВИДЕО)
Еще один второразрядный актер всплыл в компании украинских карателей: Да еще и призывая к убийству своего рос...
Альянс исламистов и леваков в России
Любой союзник им подходит - лишь бы "против режима"... Салафитский активист из Москвы Али Чаринский разместил на ...
ХВОСТ УКРАИНСКОЙ СОБАКИ
7 лет назад на мировые экраны вышел фильм Барри Левинсона «Виляя собакой», сценарий которого был написан по мотивам ро...