В «Полярной сове» петербургский неонацист Воеводин убил другого заключенного

Алексей Воеводин, июнь 2011 года, фото: РИА Новости

Алексей Воеводин, июнь 2011 года, фото: РИА Новости

В ЯНАО расследуется убийство заключенного, совершенное в исправительной колонии особого режима N18 («Полярная сова»). По предварительным данным, виновником преступления является Алексей Воеводин по кличке СВР — главарь жестокой неонацистской банды, действовавшей в Петербурге.

Отметим, что в «Полярной сове» отбывают наказание те, кто совершил наиболее тяжкие преступления и приговорен к пожизненному сроку лишения свободы. 13 сентября в колонии, расположенной в поселке Харп, произошла драка с участием Воеводина и его сокамерника, пишет «Фонтанка.ру» со ссылкой на источник в региональном управлении ФСИН.

В ходе потасовки Воеводин забил оппонента насмерть руками и ногами. Не исключено, что мотивом расправы было желание неонациста вернуться в СИЗО, где заключенного ждут более комфортные условия.

Как ранее сообщалось, в сентябре 2003 года в Петербурге Алексей Воеводин и его сообщник Дмитрий Боровиков, являющийся сыном милиционера, создали банду для подготовки и совершения преступлений экстремистской направленности. В ее состав вошли молодые люди в возрасте от 16 до 22 лет, часть из которых уже были судимы. Все участники преступной группировки имели огнестрельное оружие.

Им инкриминировались убийства студентов из Сенегала и КНДР, гражданина Узбекистана. Кроме того, неонацисты застрелили петербургского ученого Николая Гиренко, выступавшего экспертом по экстремизму на нескольких националистических процессах, в том числе на судах над группировками «Шульц-88″ и Mad Crowd.

Примечательно, что первыми на след особо опасной преступной группировки вышли журналисты, а не силовики. Сотруднику агентства журналистских расследований «АЖУР» Евгению Вышенкову удалось познакомиться с неонацистом Андреем Костраченковым по кличке Мардук (так звали шумерского бога мудрости). В начале мая 2006 года, вскоре после громкого убийства африканского студента и правозащитника Самбы Лампсара, Вышенков встретился с Мардуком в кафе «Идеальная чашка», и тот прямо заявил: «Ты ведь хочешь узнать об убийствах. Так спрашивай».

Как оказалось, неонацист был готов рассказать об убийстве своих «соратников по борьбе» — Ростислава Гофмана и Алексея Головченко. С этого момента в известность относительно первых результатов журналистского расследования были поставлены правоохранительные органы, в частности генерал Николай Аулов, занимавший пост начальника центра «Т» при ГУБОП России. Стражи порядка «выяснили суть вопроса и попросили позвонить тогда, когда будут найдены трупы Гофмана и Головченко».

Иными словами, силовики не собирались заниматься поиском трупов, хотя у них были детальные показания одного из убийц, а также известно примерное место захоронения.

Из рассказа Костраченкова, больше похожего на явку с повинной, следовало, что в июне 2004 года они под руководством Боровикова и Воеводина заманили в лес рядом с поселком Заходское в Ленинградской области двух своих «собратьев по оружию» — Гофмана и Головченко. Им было сказано, что группа отправляется в пригород, чтобы «резать цыган».

В условленном месте неонацисты заранее выкопали яму, возле которой Гофмана и Головченко зверски расстреляли из ружья, арбалета, а также искололи ножами.

На суде Воеводин утверждал, что Ростислав Гофман не только разделял нацистские убеждения, но и участвовал в «акциях». Правда, Боровиков не раз заводил разговоры на тему о том, что «еврей Гофман портит их движение». Кроме того, однажды Боровиков заявил, что якобы «Гофман отказался стрелять в Гиренко». Поэтому главарь банды в конце концов и поставил вопрос о «ликвидации неблагонадежных», а его приспешники поддержали идею. Кстати, Головченко был всего лишь приятелем Гофмана, и остальные члены банды видели его впервые.

По словам Воеводина, на даче Боровикова в Заводском он неожиданно начал размахивать карабином «Сайга», наводить его на всех присутствующих, кричать и материться. Гофман якобы позвонил по телефону, а Боровиков так же неожиданно выстрелил в него и почти сразу — в Головченко. После этого испуганные неонацисты начали по приказу Боровикова колоть ножами упавших на землю. Такой же «испуганный и дрожащий» Воеводин начал стрелять из арбалета, а потом стрелой, вытащенной из тела Гофмана, бил тело Головченко. Так же поступили и остальные присутствующие.

«Эти двое все равно уже были мертвые», — объяснил свои действия Воеводин. При этом он добавил, явно ища сочувствия у присяжных: «Вы же понимаете, что было делать, если перед вами машут карабином. Так любой поступил бы. Одно дело — нападать на всяких нерусских, кавказцев, преступников, а другое дело — убивать своих, да еще и нас подставлять».

Яму с останками Гофмана и Головченко искали вдвоем Костраченко и Вышенков, через два года после убийства. Поиски продолжались несколько суток. Когда место захоронения удалось найти, Вышенков немедленно сообщил об этом высокому милицейскому начальству в Москве. На этот раз там отреагировали сразу, прислав целую следственную бригаду из центрального аппарата МВД. Это объяснялось тем, что, согласно тому же Костраченкову, некоторые члены банды неонацистов «бредят взрывами политической ситуации на федеральном уровне и болтают о пошиве поясов шахидов в преддверии саммита G8″ (он состоялся буквально через два месяца после их арестов).

Воеводин же попал за решетку еще раньше. Он был помещен под стражу еще в декабре 2005 года по приговору о неонацистской группировке Mad Crowd.

А 18 мая 2006 года оперативники попытались задержать Дмитрия Боровикова по прозвищу Кислый, который сидел на скамеечке перед домом. Однако неонацист оказал сопротивление и был застрелен.

В 2011 году Воеводина и других членов банды приговорили к пожизненному сроку лишения свободы за семь убийств и восемь покушений. Его отправили в «Полярную сову», но потом вернули в петербургский изолятор «Кресты», поскольку неонацист признался в убийстве, совершенном на проспекте Ветеранов в 2004 году.

Повторную отправку в колонию Воеводин всячески оттягивал, оформляя в год по 2-3 тысячи жалоб. Но в ноябре 2014 года приговор все же был вынесен, все разумные и неразумные сроки жалоб истекли, и Воеводину в конце 2015 года снова пришла пора отправляться за Полярный круг.

источник: NEWSru.com

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Только у нас

Елена Теслова: путь от нацизма до службы Эрдогану
"Арийский" выбор турецкого информагентства. В ходе трансляции прошедшей 7 декабря пресс-конференции Владимира Путин...
Актер Пашинин: От нацпартии Соловья к апологии Майдана и карателей (ФОТО, ВИДЕО)
Еще один второразрядный актер всплыл в компании украинских карателей: Да еще и призывая к убийству своего рос...
Альянс исламистов и леваков в России
Любой союзник им подходит - лишь бы "против режима"... Салафитский активист из Москвы Али Чаринский разместил на ...
ХВОСТ УКРАИНСКОЙ СОБАКИ
7 лет назад на мировые экраны вышел фильм Барри Левинсона «Виляя собакой», сценарий которого был написан по мотивам ро...